История книжной палаты неотделима от истории страны

Кремлёвская набережная, 1/9

Здание Российской книжной палаты сейчас
Дом возле Каменного моста на Кремлёвской набережной – основное здание Российской книжной палаты. Месторасположение в самом сердце столицы настолько хорошо подходит для размещения главного книжного и книговедческого центра страны, что можно подумать, будто Палата существовала здесь изначально. Но это не так.

До войны Всероссийская книжная палата располагалась на Новинском бульваре, в «доме Гагариных».
 

Это был замечательный образец элегантного московского ампира – постройка 1817 года по проекту Осипа Бове, типичная для «дворянской столицы»: нечто среднее между уютной помещичьей усадьбой и роскошным городским особняком.

Сотрудники книжной палаты . Снимок до 1931 года. Стоит третий слева Н. Ф. Яницкий, рядом с ним (справа) А. П. Петерсон, директор Книжной палаты в 1931 году в течение нескольких месяцев (после Н.Ф. Яницкого).
При первом же налёте фашистской авиации на Москву – 22 июля – здание Книжной палаты загорелось от зажигательной бомбы. Директор Коробов, который в это время был на рабочем месте, и дежурные сотрудники Палаты потушили пожар. Но на следующую ночь налёт повторился…

В здании на Новинском бульваре, 36. Лето 1923 или 1924 г.
Очевидцы вспоминают, «…как страшно горела Книжная палата на Новинском, то есть на улице Чайковского, почти рядом с площадью Восстания, и мы с отцом, только выйдя из бомбоубежища, из Вдовьего дома, пошли смотреть на пожар; это был наш любимый особнячок, изящный, лёгкий ампир с полукруглой галереей, весь набитый книгами. Десятки пожарных машин не могли совладать с огнём, и в ночное небо, когда рухнула крыша, выстреливали из огня с туго набитых полок огненные книги…» (М. Белкина. «Скрещение судеб»).

Погибли каталоги и картотеки, рукописи, архивные документы, большая часть научной книговедческой библиотеки, не говоря о бухгалтерии и оборудовании; пострадала типография.

Часть уцелевшего фонда Палаты была эвакуирована в Чкалов (Оренбург); всё остальное больше года существовало «на колёсах», в случайных помещениях, буквально где придётся. Только в июле 1942 года погорельцам было выделено порядочное здание – дом № 1 по Кремлёвской набережной.

У этого дома – интересная, долгая и в некотором смысле поучительная история.


С начала ХVIII века почти весь участок между улицей Ленивкой и Кремлём был занят обширной городской усадьбой. Первое упоминание жилой застройки на этом участке относится к 1740-м годам. В это время участок принадлежал Зотову, сержанту Преображенского полка, и краеведы утверждают, что его знаменитый дед – Никита Зотов, «князь-папа» при Всешутейшем соборе Петра – «имел в этих местах дом ещё в 1716 году». Исследователь Александр Можаев считает, что упоминаемая в документах Петровской эпохи «князь-папинская полата» находилась вблизи Кремля, и «всепьянейшие ассамблеи» с участием «смиренного Аникита» и «протодиякона Пахома <непристойное прозвище> Михайлова» происходили именно здесь.

По предположению историка С.К. Романюка, Зотовым-внуком был выстроен главный дом – на набережной, «лицом» к реке и «левым боком» к Кремлю.

После 1780-х годов усадьба не раз меняла владельцев, каждый из которых занимался перестройками и переделками. В современной литературе бывший главный дом часто упоминается как «дом Алябьевых». Известно, что сенатор А. В. Алябьев купил усадьбу в 1805 году у некоей кригс-комиссарши Шатиловой. Стараниями господина сенатора к главному дому были пристроены два флигеля; при этом здание чуть «выросло» в высоту за счёт мезонина. Вопреки надеждам любителей городских легенд, сын Алябьева, участник войны 12-го года, известный композитор-любитель, в этом доме не жил и романсов здесь не пел. После Отечественной войны перед домом был устроен парадный двор; в 1820-х годах появился портик о шести коринфских колоннах, он же балкон.

В течение ХIХ века усадьба продолжала менять владельцев и перестаиваться. В конце 1860-х здесь обосновался некий Попов, коллежский секретарь, и устроил на территории усадьбы водочный завод. По кончине предпринимателя фирма была унаследована его супругой, а затем перешла к «Товариществу преемников вдовы Поповой».

В 1910-х годах в главном доме разместилось коммерческое училище; одно из соседних зданий отдавалось внаём театральным труппам, в другом разместился синематограф. Владел им известный меценат Пётр Солодовников.
В октябре семнадцатого года на крыше училища стояли пулемёты – мятежные юнкера обстреливали подходы к Кремлю.







Примерно треть территории усадьбы со стороны Кремля была «ликвидирована» в середине 30-х годов, когда началось строительство нового Каменного моста (архитекторы Щуко, Гельфрейх, Минкус, инженер Калмыков, 1936-38). Главное здание усадьбы оказалось фактически на стройплощадке, однако, что характерно, его не стали ни передвигать, ни сносить, хотя в результате особнячок с мезонином почти упёрся в монументальный лестничный сход с моста на набережную.

С другой стороны бывшей усадьбы тоже развернулась стройка – на месте взорванного храма Христа Спасителя уже бетонировали фундамент гигантского Дворца Советов. Руководил работами Борис Иофан, к участию были привлечены те же Гельфрейх и Щуко; в домике на набережной разместилась Проектная мастерская.

Возможно, особняк снесли бы позже, при благоустройстве территории между Дворцом Советов и Кремлём, но война прервала строительство, проектная контора частично свернула свою работу, и здание временно опустело.

Итак, распоряжением тов. Майорова, председателя исполкома Московского городского совета депутатов трудящихся, от 10 июля 1942 года было предписано: «В связи с разрушением здания Всесоюзной Книжной палаты, передать для её размещения свободное помещение бывш. Проектной мастерской строительства Дворца Советов в д. № 1 по Кремлёвской набережной».
Здание книжной палаты в войну
Помещение оказалось неотапливаемым, сырым, крайне запущенным и нуждалось в серьёзном ремонте; кроме того, дирекция Палаты была вынуждена «воевать» с Проектной мастерской, которая, имея отношение к «режимному» объекту, никак не могла расстаться с занимаемыми площадями. В архиве Палаты сохранилось заявление и.о. директора Пайкина в 60-е отделение милиции о том, что «…сегодня неожиданно появился вооружённый часовой Строительства Дворца Советов и задерживает при входе сотрудников Палаты, не допуская их к исполнению своих обязанностей. Всесоюзная Книжная палата просит принять необходимые меры к немедленному устранению незаконно поставленного часового». Таких неприятностей ожидалось ещё немало; и не забудем, что шла война.


Переезжая в новое помещение, Палата не имела мебели, оборудования, инвентаря; своими силами пришлось кое-как отремонтировать водопровод и отопление – не только для того, чтоб создать сотрудникам сносные условия для работы, но и чтобы принять хоть какие-то меры «к предохранению литературы от порчи молью, грибком и другими паразитами». Аренда была назначена на год, потом продлена ещё на год, и всё это время сотрудники Палаты работали, не имея никакой уверенности в завтрашнем дне. Проектная мастерская Иофана стремилась вернуться в родные стены, на здание претендовали и другие структуры (так, Наркомат ВМФ хотел разместить тут свою поликлинику), и дирекция Палаты вынуждена была постоянно писать обращения в Моссовет, в Госплан, Главлит и другие инстанции, вплоть до Совета народных комиссаров: сохранились письма на имя Вышинского, Молотова…

Пользы от этих обращений было не так уж много, особенно для здания как такового. Например, отремонтировать крышу удалось только в 1945 году, уже при конце войны. Но Палата выжила и, что немаловажно, осталась в доме на Кремлёвке на многие десятилетия.


Зеркало в вестибюле - историческое
из Гагаринского особняка.
Прочие строения бывшей усадьбы либо давно снесены, либо перестроены до полнейшей неузнаваемости, но главное здание сохранило и портик-балкон о шести колоннах, и высокие окна, и даже часть интерьеров.

Взгляд из окон Российской книжной палаты. XXI век. Наши дни

Ныне в главном здании Российской книжной палаты на Кремлёвской набережной располагаются дирекция, канцелярия и бухгалтерия, отдел кадров, научно-исследовательский отдел государственной библиографии и книговедения, редакция журнала «Библиография», хозяйственный отдел. На этот почтовый адрес направляются обязательные бесплатные экземпляры из всех регионов и городов России.


Директор Российской книжной палаты Ногина Елена Борисовна. Окончила МГУ им. М.В. Ломоносова. Работала в физико-химическом институте им. Л. Я. Карпова. Кандидат химических наук. Награждена медалью "За заслуги перед Отечеством II степени" 9 февраля 2009 года.




Источники:

Мария Порядина
"О нашей палате", 2012.
Белкина М. Скрещение судеб. – М: Благовест : Рудомино, 1992.
История Российской книжной палаты. 1936–1963. – М. : РКП : Бук Чембэр Интернэшнл, 2006.
От Боровицкой до Пушкинской площади. Москва, которой нет. Путеводитель. – М.: Memories, 2007.
Романюк С. К. Из истории московских переулков. Путеводитель. – М.: Моск. рабочий, 1988.

новости

категории

Весь материал